ОБИТ: публикации о компании в СМИ
+7 812 622-0000 — офис
+7 812 622-0003 — техническая поддержка

1 Октября 2021 года

Классический телеком становится неинтересен бизнесу — ему нужен инфраструктурный партнер

Недавно оператор-интегратор «ОБИТ» сообщил о выводе В2С-направления под новый бренд. Запуск провайдера «Енева» (под таким именем компания теперь будет оказывать услуги домашним абонентам) — один из ключевых этапов новой стратегии «ОБИТ». Ее приоритетная цель — преобразоваться из оператора связи в инфраструктурного ИТ-партнера. Какое влияние на этот процесс оказали события прошлого года и как они изменили ситуацию на телеком-рынке в целом, рассказал генеральный директор «ОБИТ» Андрей Гук.

Коммерсант

Недавно оператор-интегратор «ОБИТ» сообщил о выводе В2С-направления под новый бренд. Запуск провайдера «Енева» (под таким именем компания теперь будет оказывать услуги домашним абонентам) — один из ключевых этапов новой стратегии «ОБИТ». Ее приоритетная цель — преобразоваться из оператора связи в инфраструктурного ИТ-партнера. Какое влияние на этот процесс оказали события прошлого года и как они изменили ситуацию на телеком-рынке в целом, рассказал генеральный директор «ОБИТ» Андрей Гук.

— За 20 лет своего существования «ОБИТ» добился сильных позиций на своем рынке и многими воспринимается как один из крупнейших среди питерских провайдеров, «главный по WI-FI в Петербурге». Решение о смене известного названия в период общей нестабильности кажется нелогичным…

— Ключевое тут — «среди питерских провайдеров». У нас действительно продолжительная по меркам телекома история и сильные позиции на рынке Санкт-Петербурга. Достаточно сказать, что «ОБИТ» присутствует в 80% всех значимых объектов коммерческой недвижимости города и области. Но ситуация в бизнесе такова, что телекоммуникационная компания больше не может позволить себе ограничиваться только услугами связи, тем более привязанными к какому-то региону. Фактически «ОБИТ» давно перестал быть просто провайдером для своих корпоративных клиентов — наши компетенции и опыт позволяют нам закрывать целый комплекс задач В2В-абонентов, связанных с ИТ-инфраструктурой. И для них мы уже стали ИТ-партнером, причем не только в Петербурге, Москве или Казани, где расположены офисы «ОБИТ», а на федеральном уровне — там, где работают наши клиенты. При этом абоненты в В2С-сегменте хотят по-прежнему видеть в нас городского провайдера — знакомого и надежного, с понятным набором сервисов и привычно высоким уровнем качества.

— Но эти различия в потребностях ваших целевых аудиторий существовали и раньше. Почему структурное разделение двух направлений произошло именно сейчас?

— На самом деле этот шаг мы запланировали еще более двух лет назад. События прошлого года просто обострили различия в запросах абонентов из В2В и В2С-сегментов и доказали правильность нашей стратегии.

Подключение к Интернету и до 2020 года воспринималось как одна из коммунальных услуг, однако только после введения режима самоизоляции — когда люди целыми семьями выходили в сеть — значительно выросли требования к надежности и скорости соединения. Низкая стоимость услуг перестала быть определяющим фактором: домашние пользователи просто не могли позволить себе риск остаться без доступа в Интернет в течение рабочего дня или ограничиваться мобильной связью. У нас, например, число новых подключений в марте — апреле 2020 года выросло на 30%, при этом больше половины перешли в «ОБИТ» от других провайдеров.

А для корпоративных клиентов 2020 год выдвинул на первый план другие задачи. Не все компании оказались готовы к оперативному переходу на дистанционный формат, и в первые недели ограничений мы организовали в буквальном смысле тысячи удаленных рабочих мест для наших партнеров. В ряде случаев наши специалисты выезжали на дом к сотрудникам клиентов и помогали настраивать оборудование, устанавливали офисные программы подключали к корпоративной сети. Были и более сложные задачи: для одного из наших ключевых партнеров, ведущей строительной компании, мы за три дня подготовили инфраструктуру для бесшовного «переезда» на дом всей его офисной команды из 500 человек. Под запрос заказчика мы собрали отдельный кластер виртуальных машин, чтобы обеспечить непрерывность текущих проектов, построили безопасную систему доступа к корпоративной ИТ-системе.

Эта востребованность неоператорских сервисов позволила закончить непростой 2020 год не только без потерь, но и с хорошими показателями роста: мы увеличили выручку на 8%. Стало очевидно, что пришло время ускорить темпы реализации нашей стратегии по трансформации и структурному разделению направлений.

— Согласно вашей стратегии, ключевые изменения — в позиционировании, портфеле услуг, географии бизнеса — коснутся именно В2В. Тем не менее это направление сохраняет свое историческое название. Почему было принято решение о ребрендинге в В2С?

— «ОБИТ» исторически начинал свою деятельность с предоставления услуг связи корпоративным клиентам. И до сих пор на это направление приходится 85% в структуре выручки компании. На В2В-рынке сформировалась наша репутация надежного оператора, благодаря которой партнеры-застройщики обратились к нам с предложением оказывать услуги связи домашним абонентам — покупателям квартир в их домах. Так мы вышли на рынок В2С и за 12 лет стали по-настоящему домашним провайдером для клиентов-частных лиц: надежным, уютным, «своим». Нам важно сохранить это восприятие и в дальнейшем, и потому мы решили дать направлению В2С какое-то атмосферное, знакомое и теплое имя. А что может быть более атмосферным и понятным для жителей Петербурга, чем отсылка к легендарной реке, на которой стоит город?

На мой взгляд, Северной столице не хватает такого провайдера с типично петербургским характером и лицом. Такого, который сможет восприниматься как один из городских брендов.

— Что, помимо смены названия, ждать домашним абонентам от «Еневы»?

— В первую очередь нового подхода к работе. До разделения направлений мы были в какой-то мере ограничены в отношении В2С-сегмента корпоративной политикой «ОБИТ», ориентированной на особенности работы с бизнес-клиентами. Теперь же под новый бренд выведена отдельная структура в составе «ОБИТ», которая будет работать по бизнес-процессам, разработанным с учетом специфики В2С-сегмента.

Главное для нас сейчас — обеспечить бесшовный, плавный переход от одного бренда к другому, предотвратив беспокойство и какой-либо дискомфорт для наших абонентов. Они когда-то доверились нам, и теперь это уже вопрос ответственности и репутации — оправдать это доверие, тем более сейчас, в период общей нестабильности и неопределенности.

В дальнейшем мы планируем расширять свой продуктовый портфель, дополнив его доступом к популярным сервисам, сделать более гибкой тарифную политику, запустить партнерские проекты, предоставляющие эксклюзивные возможности и бонусы нашим абонентам.

— А что насчет В2В-направления, какие планы у «ОБИТ» на этом рынке?

— Продолжать трансформироваться в ИТ-партнера. Телекоммуникационный рынок — это своеобразный градусник экономики. По тому, какие услуги пользуются наиболее высоким спросом, можно судить о ключевых тенденциях. Мы видим, что рост базы на рынке В2В практически остановился — это объясняется укрупнением бизнеса в результате событий прошлого года. Малые предприятия вынуждены были уйти с рынка или объединиться с более сильными игроками, и сейчас наращивание числа абонентов — это по большей части результат перераспределения между операторами. Более того, классический телеком становится неинтересен бизнесу: ему нужен инфраструктурный партнер, который сможет забрать на себя целый комплекс задач — от бесшовного перевода целого предприятия на удаленный формат работы до «цифровизации под ключ».

Оценивая последствия прошлого года, даже самые консервативные компании всерьез задумались о цифровой трансформации. Кого-то к этой мысли подталкивает необходимость сокращать расходы. Чтобы сэкономить на аренде офисов, бизнес сохраняет для сотрудников дистанционный или гибридный формат, пробует вариант использования коворкингов для персонала, все чаще прибегает к аутсорсингу непрофильных функций. И все это требует соответствующей подготовки ИТ-инфраструктуры. Это одна из ниш, где оказались остро востребованы наши компетенции.

Другая группа — клиенты, которые хотят сконцентрироваться на профильном бизнесе, а не тратить ресурсы на то, чтобы пытаться стать ИТ-компанией. При этом они хотят идти в ногу со временем, использовать современные сервисы, взаимодействовать с клиентами с помощью актуальных инструментов. Таких клиентов мы избавляем от необходимости нанимать целый штат ИТ-экспертов для поддержки каждого из внедренных продуктов и берем на себя их сопровождение, обновление и развитие под задачи бизнеса.

— У «ОБИТ» уже есть примеры подобных проектов?

— Да, мы, например, стали стратегическим партнером Naumen, российского лидера в области решений для управления цифровой инфраструктурой, клиентскими коммуникациями и сервисом. Совместно мы модернизировали контакт-центр одного из наших стратегических клиентов, крупного DIY-ритейлера и поддерживаем его бесперебойную работу. Сюда входит обновление платформы, ее кастомизация под бизнес-процессы заказчика, экспертная техническая поддержка, взаимодействие с разработчиком и тому подобное. Все это требует глубокого знания системы и опыта работы с ней, и таких компетенций на рынке пока немного.

— Какие еще «нетелекомовские» сервисы будут востребованы в ближайшей перспективе?

— В первую очередь решения на базе облачных технологий. Бизнес активно мигрирует в облака, отказывается от аппаратных решений, становится более гибким. В прошлом году спрос на наши виртуальные сервисы вырос на 30%. Особенно востребованными были услуги нашего ЦОДа. На сегодняшний день все его 220 стоек заполнены, а запросы от корпоративных клиентов на дополнительные мощности продолжают поступать. Бизнесу не хватает дата-центров такого уровня надежности и безопасности, и мы уже запланировали строительство еще одного ЦОДа в Санкт-Петербурге. Это будет эталонный проект, коробочное решение, которое в дальнейшем мы сможем масштабировать и предлагать аналогичные проекты под ключ своим клиентам.

— Эксперты рынка согласны с вами относительно тренда на рост нетелекомовских сервисов в портфеле большинства операторов. Крупные игроки все чаще объявляют о запуске собственных экосистем. Насколько это перспективно и востребовано, на ваш взгляд?

— Тут важно трезво оценить свои силы и возможности. Создать экосистему, которая сможет соперничать с тем, что уже запустили гиганты уровня «Сбера», например, — задача труднореализуемая и, на мой взгляд, нецелесообразная. Это, скорее, просто желание быть в тренде. Гораздо более перспективной мне, опять же, видится роль ИТ-партнера — компании с широким набором компетенций, которая будет разбираться не только в программных и аппаратных решениях, но и в бизнес-процессах клиента и специфике его деятельности. Того, кто сможет провести глубокий анализ и порекомендовать наиболее подходящую задачам бизнеса экосистему, а затем обеспечить ее бесшовную интеграцию.

Я убежденный сторонник того мнения, что каждый должен заниматься своим делом и делать его профессионально: медицинские центры — лечить, разработчики — создавать продукты, а наше дело — обеспечивать своим клиентам бесперебойную работу ИТ-инфраструктуры, быть надежным помощником и проводником по цифровизации.

26 Августа 2021 года

Все свое ношу с собой: в чем реальная выгода виртуальных рабочих мест

Олег Лебедев, руководитель отдела развития "ОБИТ", рассказал, почему новая операционная система Windows 365 может стать началом революции на рынке труда и корпоративных ИТ-решений?

РБК Тренды

2 августа 2021 года пользователям стала доступна новая операционная система Windows 365. Почему эксперты видят в этом событии чуть ли не начало революции на рынке труда и корпоративных ИТ-решений?

Компания Microsoft создала платформу, которая, как говорят эксперты, позволит по-новому взглянуть на понятие повсеместной интеграции. Теперь пользователи могут в реальном времени работать со своими приложениями, инструментами и данными в привычной среде с любого доступного им устройства — будь то стационарный компьютер, ноутбук, iPad, устройства на Linux или Android. Новый Windows 365 — сервис, который позволяет компаниям создавать облачные ПК на базе Windows и назначать их сотрудникам. Доступ к системе можно получить через любой современный браузер или приложение Microsoft Remote Desktop.

Это кардинально поменяет структуру потребления ИТ-ресурсов и в перспективе приведет к переходу на их максимальное совместное использование.

Bring Your Own Device

В начале 2010-х в большинстве западных стран начала набирать обороты тенденция к использованию в рабочих целях собственного устройства. Со временем тенденция переросла в полноценный формат, получивший название Bring Your Own Device, или «Принеси свое собственное устройство» (BYOD). Еще до пандемии он стал повсеместным: согласно исследованию Gartner, 75% смартфонов, используемых в компаниях в 2018 году, находились в личной собственности сотрудников.

BYOD существенно повышает продуктивность: сотрудники, которые могут использовать наиболее комфортные и привычные для них устройства, работают лучше и проявляют большую лояльность к работодателю. Что еще более важно, BYOD экономит деньги компаний.

В ряде отраслей в развитых странах BYOD уже стала если не обязательным требованием, то одним из ключевых критериев при выборе работодателя.

Несмотря на определенные риски, связанные с защитой корпоративных данных, 69% лиц, принимающих решения в области ИТ, положительно относятся к BYOD, утверждается в исследовании Ingram Micro. Согласно же ITProPortal, сотрудник, который может использовать свое собственное устройство, работает в среднем на два часа в день больше.

Как подчеркивает в своем отчете компания Cisco, зарплата — больше не инструмент для привлечения талантов. Новая валюта рабочего места — это свобода, в том числе свобода выбора профессиональных инструментов.

В России сотрудников по-прежнему мотивирует компенсация. Однако очевидно, что размер компенсации и инструменты повышения персональной эффективности связаны напрямую. Если сотрудники получат возможность улучшить свою производительность и результативность (и, следовательно, потенциально размер оплаты труда) с помощью лучших в своем классе продуктов и сервисов, выигрывают все.

По результатам исследования Cisco, компании, перешедшие на BYOD, в среднем экономят до $350 в год на каждом сотруднике. А по прогнозам Global Industry Analysts Inc., к 2026 году объем рынка BYOD превысит $157 млрд. Среди наиболее известных игроков — такие глобальные гиганты, как Accenture, Cisco, Honeywell, IBM, Oracle, SAP. Они же по большей части выступают и адептами этой модели.

Так, в SAP разработали специализированную мобильную платформу, позволяющую сотрудникам работать из любого места с собственного устройства. SAP также создала систему, которая позволяет выводить устройство из эксплуатации всего за минуту, что гарантирует защиту данных в случае потери или кражи, например, смартфона. Модель BYOD внедрялась на глобальном уровне, и все подразделения продемонстрировали рост показателей.

Последние тенденции, которым следуют глобальные разработчики (и пример Microsoft тому доказательство), говорят о том, что люди хотят сами выбирать ПО и сервисы для выполнения своих профессиональных обязанностей. Хотят, чтобы настроенное ими самими, «заточенное под них» и привычное рабочее место, которое позволяет им добиваться лучших результатов, было доступно в любом месте. Более того, при смене работодателя они хотят продолжать пользоваться своим рабочим местом — как прежде ремесленники пользовались своими инструментами.

Bring Your Own Software

Пандемия только усилила эту тенденцию: работая из дома, сотрудники не просто используют собственные устройства, но и активно переходят на использование собственного программного обеспечения. Работодатели при всех своих опасениях не в силах этому противостоять: жесткие требования могут отпугнуть ценные кадры. Эти обстоятельства становятся драйвером для развития такой модели, как Bring Your Own Software (BYOS).

BYOS — это термин, закрепившийся за моделью работы, когда команды и сотрудники сами выбирают программное обеспечение, которое они предпочитают использовать, и подписываются на него, используя свою личную или корпоративную кредитную карту.

Вот пример использования BYOS в действии. Наступает вечер пятницы, а вы все еще не закончили проект и хотите поработать над ним дома на выходных. Для этого вам придется войти в сетевую файловую систему из дома, используя виртуальную частную сеть. Вероятно, она несколько раз отключится за время рабочей сессии, а закончив, вы отправите готовый проект по электронной почте самому себе. Либо, в обход корпоративных политик, вы просто «зальете» документ на файлообменник, который автоматически доступен онлайн на всех ваших синхронизируемых устройствах. Знакомо? Будь же у вас облачное рабочее место, вы бы без лишних усилий закончили и сохранили проект в привычной среде.

BYOS полностью снимает зависимость персонала от «диктатуры» ИТ-департамента и службы закупок, когда на любое дополнительное ПО необходимо составлять запрос, согласовывать его, а потом ждать, надеяться и верить, что он будет выполнен.

Такие сложности приводят к тому, что, несмотря на самую строгую политику безопасности, сотрудники скачивают и устанавливают нелицензионные или неодобренные компаниями программы — просто потому, что им нужны дополнительные опции.

Это явление широко распространено среди компаний любого размера. В недавнем опросе, проведенном Broadcade среди 200 ИТ-директоров, 83% респондентов сталкивались с использованием несанкционированного ПО, несмотря на то, что в их компаниях действовали правила, запрещающие приобретение SaaS (Software as a Service) без утверждения.

Работодатели признают, что SaaS выходит из-под контроля. Еще один опрос, проведенный Cloud Security Alliance, показал, что 72% ИТ-руководителей не знают, сколько теневых приложений используется в их организации. Это не удивительно. В компаниях с численностью 800–1000 человек каждый месяц по крайней мере один сотрудник устанавливает 7–10 новых продуктов SaaS.

Сотрудники уже привыкли работать так, как они хотят и когда хотят, с любым программным обеспечением, которое им лучше всего подходит. А когда у них есть возможность подписаться практически на любой SaaS с помощью кредитной карты, команды айтишников будут все больше отодвигаться на второй план.

Как изменится рынок

По данным IDC, более 50% расходов на технологии во всем мире уже выходит за пределы ИТ-бюджетов. Это создает тренд на смену парадигмы взаимоотношений «разработчик — покупатель». До недавнего времени поставщики корпоративного программного обеспечения продавали функции ИТ-директору, а не конечным пользователям, поэтому удобство работы с ними не было главным приоритетом. И действительно, программные корпоративные платформы прошлых лет вряд ли можно назвать «интуитивно понятными». В новых условиях, когда заказчиком выступает сам пользователь, поставщики решений вынуждены ориентироваться на его пожелания.

За последние пару лет произошел взрывной рост приложений, отчасти потому, что их стало проще создавать. Больше нет необходимости в дорогостоящем серверном оборудовании и аппаратных мощностях для разработчиков. Компании могут сократить расходы, уменьшить арендуемые площади, снизить накладные издержки на техподдержку и пользоваться масштабируемыми вычислительными мощностями по запросу.

В итоге на рынке появляется все больше продуктов со схожими функциями, и в конкурентной борьбе выиграет тот, кто «достучится» до каждого конкретного пользователя. Пользователь сам решает, хочет он работать в той или иной CRM-системе, например, устраивает ли его ее интерфейс и т.п. У работодателя больше нет «крепостного права» навязывать инструменты и решения. А это значит, что крупным корпорациям будет все сложнее получать заказы в b2b — в ближайшем будущем лицом, принимающим решения, будет не ИТ-директор, а сами сотрудники.

Чтобы достучаться до клиентов и обойти конкурентов, разработчики развивают модель freemium, при которой базовый продукт предоставляется бесплатно, а расширенная версия — по платной подписке. Сама модель не нова, но до недавнего времени она использовалась в основном для привлечения физических лиц, тогда как новый формат работы BYOS делает ее эффективным инструментом для завоевания бизнес-клиентов.

Схема проста: если пользователь оценит продукт и захочет применять его в работе, к нему присоединятся его коллеги и подчиненные. А когда достаточное число сотрудников начнет использовать один и тот же инструмент, организация будет вынуждена изучить возможность приобретения бизнес-аккаунта — как правило, из соображений безопасности.

Эта модель уже используется на Западе: такие компании, как, например, Box (специализируется на облачном хранении данных), добились успехов, используя восходящий маркетинг корпоративного программного обеспечения, что еще пять лет назад было не очень распространено.

Эта тенденция выгодна и самим работодателям. Есть пример, когда сотрудники одной компании по собственной инициативе начали пользоваться сервисом обмена файлами YouSendIt. ИТ-специалисты обратили внимание на это и внедрили его в масштабах всей компании, заменив службы FTP, которые стоили им $70 тыс. в год. Общая оплата YouSendIt за тот же период составила $25 тыс.

Что дальше

Для современных сотрудников виртуальное рабочее место становится неотъемлемой частью их предложения для работодателей — переходя с места на место, они хотят просто включить любое устройство и сразу оказаться в комфортной среде своей собственной профессиональной экосистемы.

Следующий логический шаг — кросс-интеграция операционных систем и продуктов, возможность взаимодействовать с коллегами и партнерами, оставаясь в той системе/сервисе, который тебе удобен. Разработчики при создании своих решений должны будут предусматривать эту возможность или в итоге им придется уйти с рынка.

Если раньше персональный компьютер/ноутбук был центром цифровой вселенной пользователя, был максимально настроен под задачи и навыки, был его отражением, то теперь этот центр переезжает в облако. Сотрудники, особенно с высокой квалификацией и редкими компетенциями, приобретают свободу. Рынок труда трансформируется в сторону уберизации функций работников.

Меняя место работы или сферу деятельности, сотрудник может просто «выключить» свое рабочее место до того момента, когда решит вернуться к этому направлению, либо «взять его с собой» и использовать данные, накопленные в ходе профессиональной деятельности, на новом месте.

Еще один прогнозируемый тренд — появление сервиса преднастроенных виртуальных рабочих мест. Исходя из предпочтений, сферы деятельности, профессии и бизнеса пользователя, будет формироваться готовое рабочее место с уже установленными инструментами. Возможно, с использованием возможностей искусственного интеллекта.

Как у нас?

Чтобы преодолеть последствия пандемии COVID-19, компании сегодня внедряют инновации и цифровизуют бизнес в немыслимые ранее сроки. Проекты, которые ранее занимали не менее года, разворачиваются за несколько месяцев или даже недель — в среднем в три раза быстрее, чем до 2020 года.

Несмотря на то, что BYOD не успела набрать популярность в России, скорее всего, BYOS ждет взрывной рост. Это подтверждает статистика возвращений в офисы и массовое сокращение офисных пространств. Переход на Bring Your Own Device сдерживали соображения безопасности — Bring Your Own Software эту брешь закрывает: доступы к данным и корпоративной информации регулируются на всех уровнях.

Дополнительным фактором развития BYOS в России станет возможность для компаний экономить на ПО — многие продукты для пользователей-физлиц бесплатны или стоят дешевле, чем для корпоративных клиентов. Таким образом, нанимать сотрудников с собственным рабочим местом становится выгоднее, чем инвестировать в создание новых. И чем больше масштаб компании, тем существеннее преимущества.

29 Июля 2021 года

Чемпионы офиса: спорт на работе повышает эффективность бизнеса

Корпоративные спортивные программы помогают решить проблемы в коллективе и повысить эффективность работы.

Деловой Петербург

Олимпиада была одним из главных мировых событий, пропагандирующих спорт и здоровый образ жизни. А HR–эксперты давно уже признают, что спорт является хорошим методом тимбилдинга для компаний.

По данным hh.ru, с начала 2021 года в Петербурге опубликовано 19,4 тыс. вакансий с компенсацией расходов на спорт, скидками на фитнес и йогу или собственным спортзалом, а также корпоративными турнирами по футболу, волейболу, хоккею и другим видам спорта. Это каждая двадцатая вакансия. Чаще всего занятия спортом предлагают IT-компании (33%), компании из сферы розничной торговли (12%), из финансового сектора (9%).

"Спорт входит в составляющие концепции well-being, которой сегодня уделяет внимание всё больше компаний. Недавнее исследование hh.ru показало, что занятия спортом поддерживают 29% работодателей. Причём среди компаний со штатом менее 100 сотрудников это количество составляет 12%, от 100 до 500 сотрудников — 34%, более 500 сотрудников — 44%, — рассказала Екатерина Соловьёва, руководитель отдела маркетинга HeadHunter Северо-Запад. — У 32% работодателей в планах на 2021 год физическое здоровье сотрудников, куда входит и спорт, находится в списке приоритетных программ благополучия сотрудников".

В России самым крупным спортивным корпоративным объединением является Лига чемпионов бизнеса. Она проводит соревнования по футболу, волейболу, баскетболу, настольному теннису, черлидингу и киберспорту, в которых участвуют многие петербургские компании: Олимпиада была одним из главных мировых событий, пропагандирующих спорт и здоровый образ жизни. А HR–эксперты давно уже признают, что спорт является хорошим методом тимбилдинга для компаний.

В "ОБИТ" для футбольной команды тренировки, аренду поля, форму игроков, услуги профессионального тренера и взносы за участие в чемпионатах полностью оплачивает компания.

"Командный спорт — едва ли не лучший инструмент для объединения коллектива. А в случае, когда в силу специфики деятельности сотрудники условно делятся на группы (например, коммерческий и технический департаменты, специалисты в офисе и выездные работники и т. п.), крайне важно избежать риска обособленности и отдаления. Общая цель, регулярные встречи на тренировках, общение во время турниров — всё это развивает внутрикорпоративные коммуникации и улучшает навыки совместного решения бизнес–задач", — рассказала руководитель HR-департамента "ОБИТ" Наталия Найман. Особенно это помогает новичкам. Они быстрее вливаются в коллектив, реже сталкиваются с проблемами из-за недостатка информации.

"Наш опыт показывает, что коллеги, которые ярко и разнообразно проводят свободное время, и в работе проявляют себя ярко и неординарно. Они, как правило, лучше справляются с нестандартными ситуациями, проявляют большую гибкость и способны в короткие сроки выдавать нетривиальные решения сложных задач", — добавила Найман.

21 Июля 2021 года

Лучше пустить всех

В Петербурге активно развивается рынок цифровизации новостроек. Но до столичного размаха ещё далеко.

Деловой Петербург

Олег Лебедев, руководитель отдела развития "ОБИТ", считает, что перспективы для цифровизации в Петербурге, безусловно, есть, и очень широкие. Сектор жилой недвижимости пришёл к тому уровню развития, когда вкладываться в так называемые умные системы выгоднее, чем бесконтрольно тратить деньги на поддержание инфраструктуры дома и коммунальные расходы.

"Среди наших клиентов много строительных компаний и УК, и мы видим, как растёт спрос на цифровые сервисы для жилого сектора. Для застройщиков это дополнительное преимущество на остроконкурентном рынке, возможность продемонстрировать свою технологичность и соответствие трендам, а для УК — способ сделать взаимоотношения с собственниками и подрядчиками более прозрачными и доверительными", — говорит представитель "ОБИТ".

По его словам, у компании накоплен серьёзный опыт по автоматизации различных систем в ЖК, которые позволяют повысить комфорт и безопасность домов и придомовой территории. "И мы планируем развивать это направление. Обсуждаем с партнёрами из строительной отрасли проекты по внедрению различных решений по цифровизации строящихся объектов, причём разных классов и уровня стоимости", — добавляет он.

13 Июля 2021 года

Операторы связи достучались до домов

В конце июня рабочая группа по информационной инфраструктуре АНО «Цифровая экономика» утвердила новую дорожную карту по стимулированию инвестиционной активности операторов. В числе мер — упрощение доступа операторов к объектам инфраструктуры государственной и муниципальной собственности, а также к территориям многоквартирных жилых домов.

Новый проспект

Истории телекоммуникаций в России более 20 лет. Юрист, генеральный директор компании «ОрдерКом» Дмитрий Галушко считает, что остро вопрос размещения в жилых домах инфраструктуры и оборудования встал 15 лет назад, с момента введения в действие ЖК РФ, где указано, что для размещения операторских сетей необходимо заручиться согласием не менее чем двух третей собственников дома.

«Тема равного доступа к инфраструктуре — резонансная и не новая, — согласен генеральный директор оператора «Обит» Андрей Гук. — Впервые Минкомсвязь (сейчас — Минцифры) предложило проект равного доступа операторов связи в жилые дома еще в 2016 году». С тех пор законопроект «висит» в Госдуме.

«Ни у кого не возникает мыслей как-либо ограничивать прокладку электрического кабеля, труб тепло- или водоснабжения, дополнительно взымать деньги за установку газовых труб. Однако всё это происходит с интернет-коммуникациями, — удивляются в «Эр-Телекоме». — В наших подъездах установлены почтовые ящики. Кто-то пробовал требовать деньги с «Почты России» за их размещение или за доставку писем и газет?»

По мнению Андрея Гука, эта проблема затрагивает интересы большого числа групп и аудиторий, поэтому разработать и согласовать единые правила недискриминационного доступа в жилые дома — непростая задача, имеющая как технические, так и юридические нюансы.

Сегодняшний день
Сегодня нет единых требований к условиям размещения оборудования операторов в домах и тарифов на эти действия. И хотя интенсивные «войны» между операторами и управляющими компаниями отбушевали лет десять назад, однако, говорят в «Эр-Телекоме», до сих пор есть примеры, когда УК не дают операторам размещать оборудование, подключаться к электричеству и устанавливают разнообразные дополнительные платежи и обременения.

Если по закону «впустить» или «не впускать» очередного оператора связи в многоквартирный дом могут решить только собственники жилья, по факту часто ситуация может кардинально отличаться от дома к дому. Дмитрий Галушко прямо говорит, что такие вопросы зачастую до сих пор решаются «по понятиям». «Где-то это происходит действительно через собрание жильцов, где-то жильцы предварительно наделяют УК правом принимать такие решения, а где-то УК или ТСЖ самостоятельно берут на себя эти полномочия, не согласовав с жильцами", — перечисляет Андрей Гук. 

Существуют и дополнительные факторы, усложняющие операторам проникновение в дома, например способ подключения. Как правило, у провайдеров два варианта. Один — традиционный, то есть через телефонную канализацию, но он не всегда доступен, так как собственник канализации или компания, управляющая ею, может быть не заинтересована в том, чтобы по данному адресу появился еще один игрок. Кроме того, если территория дома уже благоустроена, шансов проложить свою сеть под землей ещё меньше». Другой вариант, отмечает представитель «Обит», — воздушная линия. Но в ряде городов (например в Москве, Казани) запрещено тянуть провода по воздуху, а там, где это разрешено, возникают претензии к эстетике. «В историческом центре провода нарушают аутентичный облик города, в новых районах никак не вписываются в дизайнерское решение, — поясняет Андрей Гук. — Таким образом, возникает противоречие: с одной стороны, пользователи хотят, чтобы в их доме работал тот или иной провайдер, а с другой, по вполне понятным причинам они не готовы идти на компромисс, жертвуя внешним обликом дома».

Кто-то теряет, а кто-то находит
Дмитрий Галушко считает, что отсутствие прозрачных правил работы в многоквартирных домах серьёзно влияет на бизнес-показатели операторов связи. В некоторых домах в принципе существует «операторский» эксклюзив от застройщика, обычно это происходит в новостройках. И тогда это тупик как для самих операторов, так и для жильцов, которые лишены выбора из-за отсутствия конкуренции.

Проблема отсутствия четких норм при работе операторов связи в домах не имеет географических особенностей. «Даже в одном городе или районе ситуация может отличаться кардинально. Это касается как условий, так и размеров накладываемых обременений. Разница порой достигает тысяч процентов», — говорят в «Эр-Телекоме». «Операторы связи сталкиваются с препятствиями со стороны лиц, уполномоченных управлять жилым фондом, которые используют непрозрачные схемы согласования размещения оборудования и требуют с операторов связи плату за размещение, за доступ в технические помещения, где размещено оборудование и т.д. Интернет-провайдеры выплачивают управляющим организациям около 2% своей выручки в год», — еще в 2018 году говорилось в пояснительной записке к законопроекту о равном доступе интернет-провайдеров в дома. «Если оператор зашёл в дом и заплатил управляющей компании за доступ, то на это может уходить до 3% выручки», — называет еще бо́льшие цифры аналитик «Финама» Леонид Делицын.

«Счёт-то немалый, батюшка»
По данным последней переписи населения, в России насчитывается почти 55 млн домохозяйств. По оценке «ТМТ Консалтинг», в I квартале 2021 года количество абонентов широкополосного доступа в интернет в сегменте частных лиц в России составило 34,7 млн, проникновение превысило 61%. Объем рынка составил 37,8 млрд рублей. В I квартале 2021 года число абонентов увеличилось на 0,3% по сравнению с IV кварталом 2020 года, выручка — на 0,9%. ARPU увеличился на 2 рубля, до 364 рублей. Аналитики отмечают, что на фоне насыщения рынка темпы прироста абонентской базы замедлились, а это означает, что борьба идет за каждого абонента.

Если в случае с входом в уже существующие дома операторы, как говорит Андрей Гук, «так или иначе сумели подстроиться под действующие нюансы работы», то для новостроек игроки рынка хотят большей прозрачности. «Решать эту проблему имеет смысл для новых домов», — подтверждает эту мысль Дмитрий Галушко.

«Надо установить прозрачные правила игры, понятные всем участникам: и застройщикам, и управляющим компаниям, и операторам, и потребителям, — говорит Андрей Гук. — Неясность и недостаток информации порождают домыслы и слухи; начинаются поиски каких-то скрытых причин, подтекста даже там, где, возможно, их нет. Единый порядок действий, четко регламентирующий доступ в жилые дома, поможет создать единое информационное поле, избежать двусмысленности и урегулировать отношения между игроками рынка».

В «Эр-Телекоме» надеются на то, что у операторов появится возможность осуществлять доступ на безвозмездной или бездоговорной основе. В «МегаФоне» полагают, что вопрос может быть решен, если телекоммуникационная инфраструктура будет учитываться на этапе проектирования дома.

Андрей Гук предостерегает от радикальных мер из разряда «разрешить всё и всем». «К процессу надо подходить осторожно и обдуманно, учитывая не только интересы игроков рынка, но и права собственников жилья, чтобы хорошее начинание не стало причиной нового витка разногласий и трудностей, — предупреждает руководитель «Обит». — Если говорить о конкретных мерах, мне, например, очень нравится, как эту проблему решают застройщики в Москве. Уже на этапе строительства создается единая инфраструктура, включающая как кабельный ввод, так и сети связи, проложенные по дому. Таким образом, каждый раз, когда кто-то из жильцов захочет заключить договор с новым оператором, это не создаст проблем ни для него самого, ни для других жильцов. Оператор может воспользоваться готовой инфраструктурой, которая входит в общедомовое имущество, для подключения абонента к своей сети, и таким образом можно избежать хаоса с проводами в парадных и неконтролируемого «размножения» рекламной информации». Похожая схема, по словам Андрея Гука, используется и в Европе, в частности в скандинавских странах.

Однако до Скандинавии может оказаться еще далеко. Леонид Делицын уверен, что новая дорожная карта призвана не столько стимулировать рынок традиционного ШПД как таковой, сколько придать развитие технологиям умного дома. «Операторов таким образом хотят подвигнуть инвестировать в создание умных квартир, домов и районов. В этом случае операторы будут конкурировать, оказывая разные услуги, и всем им потребуется доступ в дом», — поясняет эксперт «Финама».